Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:31 

babay44
"Аbove us only sky"
Амойские кексы. О пользе плохой репутации.

Глава 18.
- Я тоже рад вас видеть, господин Минк. И, согласен, мы знаем друг друга так давно, что формальностями можно пренебречь. Поэтому предлагаю начать, - высокий смуглый брюнет оценивающе повертел в руке кий, автоматически оценивая его баланс.
Консул Минк вежливо наклонил голову, выражая согласие со словами собеседника, и сделал приглашающий жест рукой. Он был в традиционном сьюте для официальных приемов, контрастирующем алым и белым цветами, что сразу давало понять: сегодня блонди представляет свою планету, ни о каких личных интересах речь идти не будет. Его собеседник тоже выбрал формальный стиль, только его террианский вариант, подчеркивающий уважение к собеседнику и важность происходящего события. Встреча на нейтральной территории, которой стала для этих двоих Гайя - маленькая планета на окраине галактических маршруто - планировалась в атмосфере абсолютной секретности, а уровень обеспечения безопасности, выбранный организаторами, был предельно возможным. Правящая на планете корпорация выступала гарантом на переговорах, что было традиционно для клана Шин-Ра, осуществлявшего руководство компанией и изрядно преуспевшего в организации переговоров такого уровня.
- Начнем, - кивнул Первый Консул Амои, тоже выбирая кий. - Во времени мы не ограничены, но последние месяцы я свыкся с тем, что его всегда не хватает, поэтому благодарен вам за согласие опустить официальную часть. Все предварительные переговоры проведены нашими помощниками, осталось только то, что нельзя доверить посторонним. Мы оба знаем, зачем здесь - Совет Корпораций хочет замять инцидент, Синдикат готов пойти вам на встречу.
Брюнет, более чем солидный возраст которого уже не могли скрыть самые современные технологии омоложения, слегка поклонился:
- Разыграем начальный удар или будем придерживаться правил, принятых на этой планете? На Гайе всегда разбивает старший. Вы старше меня, Ясон? Я могу вас так называть? - благосклонный кивок в ответ. - Или мы одногодки?
- Я не стану помогать вам, Рафаэль, - бледные губы лишь едва заметно отразили улыбку. - Мне двадцать восемь. Разбивайте.
Брюнет скептически улыбнулся, но возражать не стал. Было понятно - тема закрыта. Пущенный с руки биток ударил в пирамиду и отправил четверку прямиком в лузу.
Ясон одобрительно кивнул:
- Хороший старт. А теперь, Рафаэль, - то, ради чего вы настояли на личной встрече. Я уверен: то, что вас не устроил защищенный видеоконтакт, должно иметь под собой более чем веские причины.
- Молодость всегда нетерпелива, - посетовал Председатель Совета Корпораций, принимая условия игры. Он медленно обходил стол, выбирая, или делая вид, что выбирает позицию для следующего удара. - Но пусть будет по-вашему. Господь свидетель, господин Минк, на свете есть такие вещи, которые мне не приходилось произносить вслух никогда. Но все когда-то бывает впервые, - он поднял уже приготовленный для удара кий и пристально посмотрел в непроницаемое лицо собеседника. - Я хотел видеть ваши глаза, Ясон. Ваши глаза и ваше лицо. Видеоконтакт - это не то. Это слишком современно. Я старомоден, господин Консул.
Еще один шар отправился в лузу. «Старый лис избрал свою излюбленную тактику, - усмехнулся про себя Ясон. - Давай же, удиви меня и получишь приз».
Брюнет между тем продолжил:
- Я согласился на все или почти на все ваши требования. Финансовые, политические, экономические... Нам не нужна огласка. Место Амои в Совете Федераций, руководящие посты для элиты в интересующих вас комиссиях, снижение налоговых ставок на всю вашу продукцию - это уже у вас в кармане. Остались два пункта. Право вето в Совете Федераций на все вопросы, касающиеся Амои...на десять лет?
- Вы же не станете уверять меня, Рафаэль, что это невозможно? - удивленно поднял светлую бровь Ясон. - Или вы хотите поторговаться? Это было бы мне более понятно, и я вас внимательно слушаю.
- Я рад, что мы правильно понимаем друг друга, но ваша прямолинейность меня несколько обескураживает. Она слишком...прямолинейна. Случайный шар - я запорол удар, Ясон. Ход за вами.
- Прямолинейность... - Консул плавно выдохнул и отправил шар в лузу. - Я полагаю, это та роскошь, которую я могу себе с вами позволить. Но мы топчемся на месте. Я ждал от вас большего понимания ситуации. Ну же, господин Рафаэль! Пусть все, что должно быть произнесено, будет произнесено, - он вопросительно и несколько вызывающе посмотрел на собеседника, который, казалось, забыл об игре, готовясь к другому - основному поединку.
- Думаю, что не смогу вас удивить, - начал он, - если скажу, что трагическая смерть господина Фаулера совсем никого не расстроила. Более того. Тот, кто это сделал, оказал нам большую услугу, выполнив чужую работу. Но есть нюанс.
Ясон слушал его, скрестив руки на груди, с застывшим на лице выражением холодного безразличия.
- Марк. Марк Хазл, - сказал, как выдавил из себя, Председатель, не отрывая пристального взгляда от маски равнодушия на лице блонди. - Все просто, Ясон... Все чертовски сложно! Предумышленное убийство - пожизненное заключение или нейрокоррекция до базового уровня! Практически полная смерть личности! Тот, кто его подставил, рассчитал все правильно. Марк не согласится на сканирование памяти. Она хранит слишком много секретов, прикасаться к которым небезопасно даже в перчатках. Собственно, отказ он уже подписал и тем самым косвенно признал свою вину в глазах общества. Я не знаю, как такое случилось, но улики против него неопровержимы, а значит, приговор предрешен. Потом ему предложат выбор, - Рафаэль жадно вглядывался в лицо Консула Амои, пытаясь уловить хотя бы намек, слабую искру эмоций, но все было безжизненно. Выжженная пустыня, синее небо без единого облачка, как приговор. - Я знаю Марка, на нейрокоррекцию он не согласится. Значит, тюрьма. Для него это то же самое, что смертная казнь, только с небольшой отсрочкой на моральную пытку. Вы не находите, что это слишком суровое наказание за преступление, которое он не совершал?
Ясон недобро прищурился. Молча, как будто размышляя, взял с небольшого столика наполненный до половины бокал с красным вином, медленно пригубил, сделав невидимый глоток, и тоже внимательно посмотрел на собеседника.
В молодости господин Рафаэль, должно быть, был очень красив. Но и сейчас его правильные, как бы утонченные, высохшие с возрастом черты лица несли печать аристократизма. Яркие карие глаза выглядели здесь как инородная деталь и были совсем не к меcту. Странные глаза. Они как будто жили отдельно от своего господина.
«Интересно, это у него от рождения или... Надо поинтересоваться у Рауля», - Ясон поставил бокал на стол:
- Марк Хазл... - задумчиво протянул он. - Вы знаете, Рафаэль, мы разбирали руины Хебея трое суток. Руфус Дин жаловался, что запах дыма, горящей плоти и стоны раненых преследовали его потом долго... даже во сне. Вам озвучить число погибших под развалинами? Искалеченных? То, что мы ничего не смогли доказать перед лицом закона - ровным счетом ничего не значит для Синдиката. Главное - МЫ знаем. Барон Хазл - серьезный противник, и упустить его сейчас будет с нашей стороны верхом недальновидности. Он виновен, Рафаэль, и понесет наказание. Это не месть и даже не торжество справедливости. Это разумная предосторожность. Перестраховка на будущее. Я не хочу больше слышать это имя.
Ясон быстро нагнулся и, почти не прицеливаясь, забил шар от борта, как будто ставя точку в этом вопросе.
Председатель застыл, на мгновение ему показалось, что безупречно красивое, правильное лицо блонди превратилось в жуткую гримасу смерти - желтый, безглазый череп с черными провалами вместо рта и носа, но это длилось только мгновение. Слишком давно он занимал свой пост, слишком хорошо умел собой владеть. Опыт не дал гневу и отчаянию захватить контроль над ситуацией. Ясон Мнк не отказал. Еще не отказал. Он просто обозначил свою позицию в предстоящей схватке, а значит, предстоял торг, и торг нешуточный. Рафаэль обязательно получит свое. Вопрос в том, чего это будет стоить. Или не получит, но тогда...Тогда ему будет все равно, что случится с этим покинутым всеми богами миром. И именно это он должен постараться донести до Консула.
- Ваш питомец, Ясон, Рики Дарк. Сколько ему сейчас? Восемнадцать? Девятнадцать? Он так дорог вам? Нет-нет! - Председатель поспешно замахал рукой, чтобы блонди ни на секунду не смог заподозрить... - Я не угрожаю Вам, боже упаси. Цель моего вопроса совершенно другая, и, если это может иметь для вас какое-то значение, то я был категорически против затеи с Гаем и Дана-Бан с самого начала. Мой путь - дипломатия, но, к сожалению, не в моей власти принимать такие решения единолично.
- Я не смогу проверить ваши слова, господин Рафаэль, и даже не собираюсь этого делать, но я их учту, можете не сомневаться. Я вам верю, - голос Ясона прозвучал бесцветно. Поверил он действительно или нет, понять было невозможно.
Председатель только кивнул в знак благодарности и продолжил:
- Пройдет не так много времени, Ясон, и ваш Рики превратится в мужчину, а потом... потом вы увидите на его лице первые признаки старости, а вы по-прежнему будете выглядеть так, как сейчас. Конечно, амойские технологии омоложения лучшие из лучших, но время неумолимо для нас, людей. Как долго вы сможете игнорировать его власть? На сколько вас хватит?
Вы промахнулись по шару, Консул. Простите, я не хотел вас расстроить. Для нас, людей, говорить о старости так же естественно, как о предстоящем ужине. Я просто хотел, чтобы вы лучше поняли то, что я собираюсь вам сообщить. Поэтому просто подумайте, на что вы готовы пойти, чтобы сохранить, защитить свою любовь?
Консул молчал. Да и вопрос был скорее риторическим. Ответа на него никто не ждал.
- Я уже не молод, Ясон. Жизнь потеряла для меня свою остроту. Я богат и не вижу смысла в дальнейшем увеличении своего капитала. Я полностью удовлетворил свое тщеславие - в этой вселенной вряд ли есть более влиятельный человек, чем я...- Ясон слушал Председателя молча, положив кий и застыв со скрещенными на груди руками. Он знал: все, что говорит Рафаэль - правда. Это не хвастовство, не демонстрация могущества, не игра мускулами. Просто констатация факта. - Мои дети и внуки выросли, и у меня нет заветной мечты, которую я бы не осуществил, - Ясон удивленно приподнял бровь, демонстрируя несогласие с последним тезисом, но Председатель, хоть и заметил этот мимический жест, не посчитал нужным пояснить. - У меня больше нет цели впереди, Ясон. На свете осталось не так много того, что мне по-настоящему дорого, что я готов защищать ценой собственного положения, ценой собственной жизни. Но кое-что у меня все-таки осталось... Я опять запорол шар. Сегодня мне определенно не везет. Ваша очередь.
- Марк? Марк Хазл? - теперь Ясон ясно понимал, что хотел ему сказать Председатель, почему так настаивал на личной встрече.
- Вы удивлены? - тот холодно улыбнулся, самостоятельно плеснув себе из бутылки коричневой жидкости в пузатый низкий бокал. - Да. Барон Хазл, больше, чем пятьдесят лет, а все так, как будто вчера, - он сделал аккуратный глоток, автоматически, по привычке, задержал напиток во рту на несколько секунд и проглотил, совсем не ощутив вкуса. - В нашем кругу не принято афишировать подобные отношения. Старые традиции. Некоторые, конечно, в курсе, но они продолжают делать вид... Это удобно... Для всех. Я даже был женат, а вот его так и не уговорил. Он считал это нечестным, отшучивался, говорил, что у него прекрасные племянники. Вы знаете, они носят фамилию матери. Тоже Хазлы - еще одна старая традиция. Эшли это страшно бесило, но сделать он ничего не мог. Это было одним из условий Марка, на которых Фаулера приняли в семью, но частью ее он так и не стал... Полвека вместе, Ясон, - Рафаэль сделал еще один глоток и поставил бокал. - Я буду бороться до конца, не сомневайтесь. Хочу, чтобы вы это поняли. Я приложу все усилия, задействую все связи, я готов пожертвовать своими деньгами и положением. И я прекрасно отдаю себе отчет в том, что у меня, скорее всего, не получится. Криминальный Кодекс Федерации обойти практически невозможно. Мы сами в свое время приложили немало усилий, чтобы сделать эту систему непробиваемой. Но клянусь...
- Не надо, Рафаэль, - Ясон отправил в лузы два шара одним ударом и, взяв в руку бокал с вином, повернулся к собеседнику. - Нам не нужно противостояние. В этом мире все имеет свою цену. Не сомневайтесь, я назначу самую высокую. Надеюсь, она будет вам по силам. Основные улики против барона - кусок записи разговора с камер слежения с угрозами в адрес шурина, пистолет из которого был сделан выстрел и заключение экспертов - баллистиков. Остальное незначительно. Хронометраж его движения по городу, снятый с городских камер внешнего наблюдения, не в счет. Просто подтверждает, что во время самоубийства бедного господина Фаулера барон как раз был в особняке, и не более того.
- А несчастный господин Фаулер...застрелился? - осторожно осведомился Рафаэль.
- О да! Непонимание в семье, проблемы с бизнесом, постоянный стресс. Его личный врач подтвердит, господин Фаулер был не в лучшей психической форме.
- Я говорил с Марком прямо перед арестом, - отрицательно покачал головой Рафаэль. - Если даже врач подтвердит, этого будет недостаточно. Это не Марк, я верю ему безоговорочно, но улики неопровержимы. Его отпечатки пальцев на пистолете, а отпечатков Эшли там нет. Баллистическая экспертиза... Точность полицейских компьютеров вне подозрений, а от сканирования памяти Марк отказался сразу и без объяснений, воспользовавшись своим гражданским правом. Я сразу задействовал все свои связи. Казалось, что это невозможно, но лучшие адвокаты Совета Корпораций оказались бессильны. Наши сыщики работали параллельно с полицией и не смогли раскопать ровным счетом ничего, а значит, это не под силу никому... кроме тех, кто смог все это провернуть. Тех, кто может убедить машины соврать. Тех, кто заставляет видеокамеры показывать то, чего не было, кто смог легко обмануть полицию со всеми ее высокоточными приборами и при этом не оставить ни малейших следов своего присутствия. Марк знал с самого начала. И я знал. Пуская по этому следу лучших ищеек, я надеялся, что они раскопают хоть какую-нибудь зацепку! Они не нарыли ничего. Но моя интуиция... Моя уверенность осталась непоколебимой. Поэтому я здесь.
- Я всегда относился с уважением к вашей интуиции, господин Президент, - усмехнулся блонди и поставил кий. - Но предлагаю отложить партию. Вам сегодня не везет, и в этом есть доля моей вины. Не подумайте, я не собираюсь щадить ваше самолюбие, просто такая победа не принесет удовольствия.
- Согласен. Мне сегодня действительно не по себе, не могу сосредоточиться, - Председатель положил кий и жестом предложил собеседнику присесть за небольшой столик, сервированный легкими закусками. Ясон возражать не стал и, устроившись в удобном кресле, аккуратно сложил ногу на ногу, демонстрируя внимание к разговору.
Председатель сел напротив него. Он был рад, что оказался прав в своих умозаключениях, но, по сути, это еще ничего не решало. Настораживало то, что блонди был уверен - Рафаэль согласится на все требования, а значит, у Минка на руках джокер.
- Марк много рассказывал мне о своих визитах на Амои. Это было...любопытно, но иногда мне казалось, он преувеличивает. Теперь я понимаю - он не знал и десятой доли. Вы получите свою индульгенцию, Ясон. Вы получите все, что просите...или требуете - не важно. Все, что вам будет угодно, плюс мою личную признательность, но мне нужен результат.
Ясон смотрел на своего противника не мигая, не делая ни малейшей попытки прервать его, застыв в расслабленной позе с бокалом вина в руке.
«Кукла. Фарфоровая кукла. Ожившее творение великого мастера. Наверное, так могла бы выглядеть Галатея, если бы Пигмалион изваял ее в мужском обличье». Председатель тряхнул головой, отгоняя наваждение. Блонди вдруг ожил, поменяв позу, поставил бокал и протянул руки вперед ладонями к небольшому, но вполне настоящему камину в углу комнаты, дарящему помещению не так тепло, как уют. Длинные изящные пальцы без украшений. Ясон не надел перчаток, что было необычно для блонди:
- Вы получите результат, господин Рафаэль. Потерпите немного. Как оказалось...или окажется, Эшли Фаулер давно был одержим идеей самоубийства. Он практически помешался на ней и сделал все, чтобы обставить свой уход таким образом, что виновным в этом сочтут Марка Хазла, который был для него олицетворением всех бед.
- Продолжайте, Ясон. О разногласиях в семействе Хазлов знали многие. Этот вариант посчитают вполне вероятным.
- Пистолет барона - основная улика. С этим все просто. Он подарил его Эшли накануне, и тот держал его в верхнем ящике стола. Дворецкий подтвердит этот факт. Он присутствовал при разговоре и при факте дарения.
- Дворецкий...подтвердит?
- Вы сомневаетесь в моих словах, господин Рафаэль? Не стоит, уверяю вас.
- Сканирование памяти? Сыворотка правды?
- Это не должно вас волновать. Картина на нейромониторе будет не хуже, чем утренняя программа новостей по головиденью. Дальше.
Господин Фаулер основательно подготовился. Он нанес на руки раствор, который используют те, кто не хочет оставлять следов, и который бесследно испаряется через определенное время. Емкость с его остатками найдут в особняке при повторном обыске, поэтому отпечатков пальцев Эшли на пистолете не обнаружили.
Через два-три дня специалист, проводивший баллистическую экспертизу, усомнится в своих выводах и назначит повторную.
- Адвокаты должны будут подать прошение?
- Не нужно. Эксперт сделает все сам и сам опровергнет свои первоначальные заключения. Если его решит перепроверить другой специалист, он только подтвердит окончательные выводы коллеги.
- Пистолет и извлеченная из тела пуля в полиции в надежном сейфе, тело в полицейском морге.
- Это не ваша забота, господин Рафаэль. Через два, максимум, три дня. Я хочу, чтобы вы поняли, какого джина чуть не выпустили из бутылки, с чем, с кем собирались бороться. Это нужно для нашего дальнейшего взаимопонимания. Вы должны убедиться, что сотрудничество с нами намного, намного выгодней, чем война, - Ясон позволил себе легкую улыбку, от которой у Председателя по спине пробежал ощутимый холодок, и продолжил. - Барон Хазл давно страдает сложным психическим расстройством. В свою бытность на Амои он обращался с этим вопросом в нашу лучшую клинику.
Председатель недоуменно посмотрел на замершего в кресле блонди, не решаясь спросить, не понимая, говорит он правду или с какой-то целью мистифицирует его.
- Наши специалисты смогли ему помочь, но при этом заболевании возможны рецидивы. Также оно является прямым противопоказанием при сканировании памяти. Марк знал это, и поэтому написал отказ, не сообщая причины.
Все необходимые документы будут вам предоставлены по первому же запросу. Ни один специалист федерации не рискнет опровергнуть мнение самого Рауля Эма. Тем более с риском для здоровья пациента.
Барон Хазл, конечно, совершил преступление, не сообщив о своей проблеме. Он знал, что болезнь обозначает отставку, конец его политической карьеры, и скрыл факт. Но этот проступок - сущая ерунда по сравнению с тем, в чем его обвиняют.
Когда господин Фаулер неожиданно пустил себе пулю в лоб прямо у него на глазах, барон получил серьезнейший стресс. Это вызвало острый рецидив болезни, дала о себе знать старая фобия. Он растерялся, посчитал, что его обязательно обвинят в убийстве, так как в особняке больше никого не было, а оружие принадлежало ему. Не забывайте, барон болен, очень болен. Все, что он сделал потом, было следствием его измененного сознания. Он решил скрыть факт своего присутствия в особняке. Взял пистолет и покинул место происшествия. Потом, немного придя в себя, решил избавиться от улики. Детали сообщит барону новый адвокат, которого я вам укажу.
Видеозапись беседы в кабинете мистера Фаулера была уничтожена. Несколько коротких фрагментов, которые удалось восстановить, говорят о том, что барон Хазл угрожал своему родственнику. Это единственная зацепка, которая была у адвокатов - не было ответа на вопрос, кто уничтожил запись. Следствие списало факт на неполадки новой охранной системы. Производители утверждают, что это невозможно, и что уничтожить файл мог только владелец, но верят им не очень - техника имеет свойства иногда ломаться. Версия с самоубийством поставит точку в этом вопросе. Эшли Фаулер собственноручно дал команду компьютеру уничтожить запись еще до разговора с бароном. Это объяснение удовлетворит и суд, и производителей систем безопасности. Угрозы сами по себе ничего не значат. Вряд ли барону смогут инкриминировать даже факт доведения до самоубийства. Фаулер все спланировал заранее.
- Процесса не будет, но скандал разразится страшный. Для Марка это однозначная отставка с поста в Совете Федераций. Не самое лучшее завершение политической карьеры для такого человека.
- Я не даю вам выбора. Но, согласитесь, это все же несколько лучше, чем пожизненное заключение. Вы понимаете, господин Рафаэль, что не сможете ни с кем поделиться информацией, которую получили? Это значит, что пост в Совете Корпораций барону тоже придется покинуть. Его заменит мой человек. Я больше не хочу рисковать.
- Это невозможно, - напрягся Председатель.
Ясон скептически изогнул бровь:
- Ах, как же люди любят это слово - невозможно. Между тем, совершенно напрасно. Иногда невероятные вещи все-таки склонны случаться, уверяю вас.

-----------------
В небольшом зале орбитальной станции Кадан народу собралось предостаточно. Кто стоял, кто сидел в небольших низких креслах вокруг круглых прозрачных столиков, кто нервно вышагивал из угла в угол, стараясь не столкнуться с такими же прогуливающимися. Напряжение в помещении можно было ощутить на вкус. Люди, ожидавшие встречи с новой жизнью, были на взводе и, по большей части, молчали, недоверчиво поглядывая друг на друга и по сторонам. Монгрелы располагались небольшими группами, в которых все друг друга знали, и знакомиться с другими абсолютно не спешили.
Здоровенный лысый парень с небольшой аккуратной бородкой с безразличным видом подпирал стенку в углу напротив входной двери. Он без интереса поглядывал на болтающих монгрелов с видом человека, которому совершенно безразлично, что будет с ним дальше. Дверь открылась, пропуская очередную порцию людей в новенькой военной форме. Лысый мазнул безразличным взглядом по новоприбывшим, попытался зевнуть, но, не донеся кулака до открытого рта, вдруг вздрогнул и не верящим взглядом уставился на молодого, худощавого, коротко стриженого парня с большими, светло - серыми глазами:
- Профессор! Рагон тебе в задницу! Профессор!
- Кудо!
- Профессор! Живой! - и через мгновение большой монгрел уже сгреб друга в могучие объятия, крепко прижимая к груди, на которой в расстегнутый ворот рубашки был заметен край белого, уже почти незаметного шрама. Коротко подстриженный, отмытый, слегка откормленный Профессор без очков казался совсем мальчишкой. Кудо вначале его даже не узнал, и теперь, прижимая к себе худощавое стройное тело, испытывал состояние, близкое к эйфории.
- А где очки? - он нежно провел средним и указательным пальцем по темной брови, понимая, что невольно улыбается, как полный придурок.
- Очки больше не нужны, - немного грустно ответил Профессор и вопросительно заглянул ему в лицо. - И еще...Меня зовут Ишидо. Нет больше Профессора. Заболел и умер в больнице, - он, наконец, улыбнулся. Несмело, вопросительно, как будто не совсем понимая, что происходит. И тогда Кудо, не колеблясь, поцеловал его в губы. Прямо на глазах у всех: властно, собственнически, но нежно и осторожно. Как бы одновременно и спрашивая, и самостоятельно давая ответ, утверждая свои права. Кто-то сзади засвистел, кто-то одобрительно засмеялся и зааплодировал, но им в этот момент было совершенно все равно.
- Равняйсь! Смирно! - голос молодого блондинистого лейтенанта прервал идиллию и неумолимо заставил выполнить приказ. - Ну что, курсанты, вот вы и дома!
Нестройная, короткая шеренга новобранцев в новенькой форме, с пока ни о чем не говорившими им знаками различия, отчаянно пыталась имитировать гвардейскую выправку.
- Вольно! Отставить паясничать! Вызывать смех - тоже нужен талант, а у вас, как я посмотрю, с этим не очень, - высокий ред небесной красоты с лазурно-голубыми глазами презрительно кривил в улыбке красивые яркие губы. Кудо не заметил, когда и откуда он появился, был занят, и теперь с удивлением таращился на стройную высокую фигуру в красном кожаном плаще.
- Как же хорошо, что в ближайшие полгода я этого не увижу! - как будто разговаривая сам с собой, проворчал ред и скептически осмотрел нестройную шеренгу:
- Поступаете в распоряжение полковника Хьюли! О вредных привычках придется забыть! Пить, курить и трахаться отставить! В учебке никаких драк, азартных игр и самоволок! Дрочить только правой рукой! Всем учить устав!
- Почему правой?- удивленно шепнул Ишидо, незаметно дергая Кудо за рукав.
- Наверное, в уставе написано, - так же тихо ответил тот. Голубые глаза тут же уставились на лысого, наглядно демонстрируя, что их обладатель имеет неплохой слух.
- Потому что левой, кадет, вы отдаете честь вышестоящим офицерам, - едко пояснило небесное создание и хищно оскалилось. - Могли бы сами догадаться! Что за бестолочи, бахамут вас забери?
Кудо представил себе эту картинку, и ему сразу сплохело.

- Зак, принимай очередную головную боль, - кивнул ред черноволосому улыбчивому капитану, театрально махнув рукой в сторону перепуганных монгрелов, - а я пойду, скажу «спасибо» господину Бома и выпью успокоительное. Вольно! Да не разойдись, а просто перестать на меня таращиться и раздувать щеки! Кадет, прекратить чесаться! Ты - отставить жевать! Нет, я этого не переживу! - ред изящным жестом приложил ко лбу руку в красной перчатке и страдальчески закатил глаза. - Ах, не успокаивайте меня! Я безутешен! Доза придурков на душу населения сегодня превысила безопасную норму!
- Разойдись! Быстро-быстро! - скомандовал блондинистый лейтенант. - Ну вот, расстроили господина полковника! Вот что теперь генерал скажет? П...ц нам теперь! А может, яблочка, господин Рапсодос?
- Виски! - прорычало прекрасное видение и, резко повернувшись, гордо поплыло к выходу.
- Что это было? - удивленно поднял брови Ишидо.
- Не знаю, - почесал лысый затылок Кудо. - Похоже, наша «новая жизнь». И что-то она мне не очень нравится.
------------------------------------------
- Чико, открой глаза! Ну, открой же, не бойся! Они совсем не страшные! - Нори попытался отодрать от веснушчатого лица плотно прижатые ладони, которыми рыжий для верности прикрыл крепко зажмуренные глаза. - Открой, пожалуйста! Если ты и сегодня этого не сделаешь, то господин Лазард отправит нас в обезьянник, как обещал, а я не хочу в обезьянник. Уж больно родной Керес напоминает - шум, вонь, все куда-то прыгают, лезут и дерутся. Мне тут нравится.
Чико тоже не хотел в обезьянник (там, несмотря на высокотехнологичные системы уборки и очистки воздуха, все равно воняло), поэтому аккуратненько чуть раздвинул пальцы и тревожно осмотрелся по сторонам одним испуганным глазом:
- Где? Где они?
- Вот же! Вот! - Нори остервенело тыкал бледным пальцем в мерно жующего траву огромного зверя.
Чико немного подумал и убрал руки:
- Ух, ты-ы-ы! Какой! Вот это да-а-а! - в голосе монгрела слышалось совершенно искреннее восхищение. - Совсем даже не страшный, а наоборот. Даже красивый!
- Не бойся, погладь его! Они все мирные! Господин Эм что-то им скормил, и теперь они совсем ручные.
Чико протянул, было, руку, но вдруг, что-то вспомнив, опасливо отдернул и испуганно осмотрел носорога:
- А где у него на носу... ЭТО?
- «Это», Чико, у него в положенном месте, а на носу у него рог. Тем более, это самочка, - рассмеялся сидевший на траве и беззаботно жевавший соломинку Рики.
- Да?
Рики показалось, что парень слегка разочарован.
- Ничего! Сейчас поедем к слонам, - с энтузиазмом успокоил монгрела Дино. - Это такие огромные животные, у которых вместо носа... - он сделал паузу и посмотрел на Чико испуганными большими глазами. Чико опять побледнел и схватил Нори за руку.
- Нет, Дино, не говори, пускай сюрприз будет, - рассмеялся Рики. Он легко поднялся и, приглашающе махнув рукой, побежал к зависшему невысоко над зеленым лугом аэрокару.
---------------------------------------------------
Господин Эм ужинал в гордом одиночестве у себя в кабинете и одновременно просматривал почту за день. Катце вернулся на Амои еще вчера, но у Советника было такое чувство, что он усиленно избегает встречи. В начале Рауль попытался как бы невзначай застать его на его рабочем месте в личном кабинете, но рыжего там не оказалось, а испуганный молодой монгрел, который был оставлен, видимо, для прикрытия тыла начальника, сначала чуть не потерял сознание при виде главного нейрокорректора, а потом, заикаясь, сообщил, что господин Катце улетел в Нил-Дартс «перевозить своих яицеголовых со всем их барахлом в Танагуру.»
Как ни странно, никакого неприятного подозрения у Рауля это не вызвало, но когда, прилетев в Нил-Дартс, он увидел, что и тут рыжего след простыл, у него появились смутные подозрения, что кто-то не очень хочет с ним встречаться. Быстро проглотив миндальное печенье, которым угостил его цветущий, как орхидея в оранжерее, Полли, и забрав коробочку с добавкой, господин Эм, не задерживаясь, отправился в башню Юпитер и совсем не удивился, когда оказалось, что рыжий «был, но уже ушел». И не просто ушел, а опять улетел на Гайю с Ясоном, а его коммуникатор упорно не отвечает на вызовы. Вот тогда Рауль совершенно резонно решил, что рыжий паразит избегает его совершенно сознательно, тяжело вздохнул и оставил бесполезные попытки. Его разочарованию не было предела, но вот удивлен он ни капли не был. Катце был фурнитур «старого образца», и глупо было надеяться, что физиологию Советнику удастся обойти только силой своего обаяния. Рыжий не просто кастрат. Все его тело мертво для плотских желаний. Вряд ли он даже понимает, что такое физиологическое половое влечение. Конечно, мозгами Рауль все это прекрасно понимал, но вот тело...Тело отказывалось смириться с таким положением вещей наотрез. В ту ночь в Эос рыжий был такой горячий, такой доступный, покладистый, так прижимался, подставлялся под его ласки, что Рауль на мгновение забыл, позволил себе поверить...А на самом деле тот, скорее всего, просто хотел проверить себя, и результат его не удовлетворил - он понял, что обмануть природу не удастся, и смирился, а теперь избегает встречи, опасаясь назойливого внимания, которое мог вызвать его маленький эксперимент, пустая попытка. Нет, он не будет досаждать Катце и думать об этом тоже не будет. Слишком больно было поверить, понадеяться и обмануться так жестоко. Рауль яростно щелкнул по очередному голубому конвертику на экране монитора:
- Что за...?
Отсканированный текст письма, предварительно написанного от руки строгим, каллиграфическим почерком, в обрамлении веселенького рисунка из голубков, сердечек и толстых голых ангелочков с белыми пушистыми крыльями, сжимающих в руках нарядные золотые луки, удивил странностью оформления:
«Дорогой Рауль! - этот размашистый твердый почерк Советник видел впервые. - Наше расставание произошло так неожиданно, так фатально скоро, что я не успел, не смог сказать Вам о своих чувствах. Иногда такое бывает с людьми - они не могут понять себя, и только разлука заставляет осмыслить, осознать то, что на самом деле творится в их душе. Я с радостью вернулся на родную Тафиро, но уже через несколько дней мое прекрасное настроение сменилось жестокой депрессией. Жизнь стала для меня пресной и неинтересной, черно-белой, как кадры старого кинофильма. Я задыхался, как рыба, выброшенная на берег, и, наконец, решил обратиться к специалисту, но, идя на прием, понял, что было причиной моего ужасного состояния. Врач только подтвердил то, что я уже знал наверняка, и вот, вернувшись домой, я пишу Вам это письмо от руки, как делали это влюбленные в древности, чтобы выразить силу моих чувств и чистоту намерений. И я говорю: « Я согласен, мой золотой сладкий персик! Согласен быть твоим ласковым котиком». Мой брат, а Вы знаете, что он император Тафиро, будет не против нашего союза. Я, в свою очередь, готов прибыть на Амои, чтобы обсудить все пункты брачного контракта и предстоящей церемонии, - Рауль глухо зарычал и, раздувая ноздри, как древнетеррианский дракон на старинных фресках, продолжил чтение. - Ах, мой румяный пончик, все мысли мои только о тебе. Ведь ты разрешишь говорить мне «ты»? Мы уже помолвлены, и это не будет нарушением приличий. Я нашел все твои фотографии, все твои выступления по головиденью, прочитал про тебя все, что только смог найти в сети. Я знаю теперь все твои слабости, изучил привычки и вкусы. Я нашел твою страничку в интерконтакте...
- Мою страничку? Какую - такую мою страничку? - взвыл Рауль раненным тигром.
-... и знаю, что твой любимый цвет - бордо, что ты любишь мечтать, глядя на звезды, пишешь печальные стихотворения про несчастную любовь и смерть, что у тебя плохой аппетит - ты с трудом заставляешь себя притронуться к пище и постоянно мучаешься мигренями.
- Мечтать, глядя на звезды? Стихи про смерть? Да он с ума сошел! Откуда у меня время на подобную ерунду! Плохой аппетит, мигрени? Где он взял всю эту чушь?
"-...а еще ты любишь брутальных романтичных брюнетов и мечтаешь, чтобы тебя умчали на край вселенной и любили горячо и пылко..."
- Ненавижу брюнетов! Меня? Любить на краю вселенной? Да я сам кого хочешь... - рычал Советник. Лицо его пошло пятнами, глаза полыхали праведным гневом.
"- Так вот, мой клубничный пудинг, твой верный рыцарь - это я!"
- Клубничный ...кто? Как ты меня назвал, сука?! - шипел Рауль. - Убью! - оказалось, лексикон консульского пета - иногда дело нужное, и без него никак не обойтись.
"- Один из твоих друзей продал(зачеркнуто) прислал мне адрес твоей почты и фото странички из календаря, который вы сделали к Новому Году. Той, где ты в костюме зайчика, с косичками и розовым плюшевым сердечком в руках, моя прелесть. И теперь каждый вечер, перед тем, как лечь спать, я..."
- Я не хочу это читать! Я не хочу знать, что он делает с моей фотографией! - наконец, не выдержав, взревел тахоргом оскорбленный до глубины души Советник. Светящееся пятно монитора вспыхнуло и потускнело. Прямо посередине экрана проступила некрасивая черная клякса - след от врезавшегося в него кулака главного биотехнолога. Он грязно, по - монгрельски, выругался, не совсем понимая, что значит это выражение, но на душе сразу полегчало.
«Гады! Кто? Кто посмел?! Орфей? Жильбер? Хью? Ах вы, паразиты! Шутники - коммерсанты!» Рауль яростно ткнул кнопку экстренного вызова Первого Консула:
- Ясон, мне все равно, где ты сейчас! Не вздумай подписать разрешение на въезд этому придурку! Или я...Я за себя не ручаюсь!
- Какому придурку, Рауль? - очень вежливо и спокойно осведомился Ясон, давно привыкший к темпераменту друга.
- Джейсону Тафиро! Какому же еще!
- Ах, этому придурку! Не переживай, принцесса, я еще не забыл его прошлый визит, да и не спешу расстаться с тобой, что бы ты ни думал по этому поводу. А что случилось?
- Завтра расскажу! Сейчас немного занят! - огрызнулся Рауль и невежливо нажал отбой, тут же набрав номер Орфея.
Ответил Хьюбер, но тут же передал трубку владельцу.
- Ты последние несколько дней связывался с Джейсоном Тафиро? - мрачно поинтересовался Советник.
- Что случилось? У тебя странный голос, - было подозрительно, что видеосвязь Орфей не включал.
- Я спрашиваю, говорил ли ты в последние дни с Джейсоном Тафиро? - процедил Рауль, закипая.
- Нет! Клянусь Юпитер! Ах, извини...Ну, ты меня понял. На кой рагон мне этот тип? Последние дни у меня были проблемы поважнее.
Орфею, действительно, в последние дни было чем заняться. Не вылезая из постели, он умудрился сменить руководство двух кересских кланов, поставить нового начальника службы безопасности главе амойской оппозиции взамен безвременно ушедшего, погибшего в автокатастрофе Якова Шипке. (Правая рука покойного Эшли Фаулера на Амои разбился об опору моста вместе со своим секретарем. Аэрокар взорвался еще в воздухе, а потом затонул недалеко от берега. Как следовало из отчета полиции, Яков пренебрег правилами безопасного вождения. Тела были так изуродованы, что посмертное сканирование мозга было просто невозможно.) Потом Орфею удалось очень удачно подставить руководителя амойского подразделения имперской разведки Идзанами, скомпрометировать их же министра военной промышленности и сделать еще целый ряд очень приятных и полезных вещей, прерываясь только на сон, еду и самое любимое. Теперь он чувствовал себя полностью отдохнувшим, восстановившимся и готов был встретиться хоть с самим рагоном, но только не с Раулем, когда он в гневе.
- Рауль, друг мой, чем ты так взволнован? - дружелюбно проворковал в трубку господин Зави, попутно сделав страшные глаза Адмиралу, который решил времени зря не тратить, но никак не мог выбрать, с чего бы начать.
- Орфей, принц Джейсон Тафиро принял решение скрепить помолвку законным браком. Кто-то прислал ему адрес моей личной почты и... И все! - едко сообщил Рауль.
- Ох, ты... Что же делать? - ошарашенно протянул Орфей. Портить отношение с Тафиро было не желательно, но друга надо было спасать, да и Джейсона было жалко. По сути, он был мужик не вредный, а то, что сказку про синюю бороду он с возрастом подзабыл, так это было и не удивительно. Орфей уверенно запустил руку в платиновую шевелюру, останавливая Хьюбера, мешавшего ему сосредоточиться.
- Не знаю я, что делать! - сорвался господин Эм. - Я ученый, а не политик и не юрист! Делайте, что хотите, или я приму свои меры, и тогда у трона Тафиро станет на одного претендента меньше!
- Успокойся, друг мой, - забеспокоился Орфей. Он, как никто другой, знал, что господин нейрокорректор слов на ветер не бросает. - Я что-нибудь обязательно придумаю, но ты, со своей стороны, пообещай нам с Хьюбером...
- Ах, вот оно что! Полковник Добс! Как я сразу не догадался! - замогильным голосом, не сулившим ничего хорошего, произнес Рауль.
- Ты? - полушепотом спросил Орфей Хьюбера. Тот отчаянно замотал головой и сделал очень честные глаза. К сожалению, говорить он сейчас не мог и поэтому прибегнул к языку жестов.
- Не он! - радостно сообщил трубке Орфей.
- Тогда кто?
- Мало ли? Жильбер, Гидеон, Зиг...Рыжего своего спроси.
- Катце?! - прищурил злые глаза господин Эм. - Так вот почему...? Еще и женить меня решил?! Увидимся позже! - Рауль положил трубку и задумался. Орфей недоуменно пожал плечами и ослабил хватку на шевелюре господина Бома - отпущенные Консулом три дня неотвратимо заканчивались, а, следовательно, надо было поспешить.
------------------------------------------------
- Это невозможно, - напрягся Председатель. - Совет не примет чужака. Тем более на должности моего заместителя,- он прикрыл глаза ладонью. Если бы он только мог...Если бы это было в его власти! Требуемая плата не просто непомерна. Ее невозможно внести. Блонди не знает, о чем просит, не понимает!
- Примет, Рафаэль. Прецеденты есть, мы с вами знаем об этом. Мир меняется, и, чтобы выживать, вам придется измениться вместе с ним. Вы стареете, теряете контроль над ситуацией, конкуренты дышат вам в спину, и история с Фаулером - тому пример. Он не смог бы провернуть все это без помощников. Тех, кто сидит рядом с вами в Совете. Они сейчас затаились и ждут, ждут следующей возможности. Вам нужен тыл. Те, на кого вы смогли бы положиться, а Амои нужна ассимиляция в Содружество. Сейчас на нас смотрят, как на нарядно раскрашенное насекомое, борясь с желанием прихлопнуть. Это мешает бизнесу. Обещаю, наше сотрудничество будет взаимовыгодным.
- Мне нужны аргументы для Совета, - выдавил Председатель охрипшим голосом. Он потянулся к бутылке с водой, наполнил до краев пустой бокал и осушил его в несколько глотков.
- Я вам их предоставлю, - Ясон невозмутимо разглядывал на просвет содержимое своего бокала.
Председатель откашлялся, затягивая время и пытаясь прийти в себя. Чертов блонди был прав, тысячу раз прав. Он стареет. Сколько времени получится продержаться? Марк уйдет, а без его поддержки не протянуть и года.
- Кого вы планируете на место моего заместителя?
- Господина Катце. Вы знакомы. Он вел предварительные переговоры.
- Даже не элита. Человек, - голос опять предательски изменил. Удивление скрыть не удалось. - Или?
- Или, - легкий кивок подтвердил догадку. - Я не сомневаюсь, Рафаэль, что в истории со взрывом Дана-Бан вам известны все подробности. Все, кроме тех, которые вы знать просто не могли.
Председатель поморщился. Тема была неприятна. Свои ошибки и свои поражения он предпочитал не обсуждать с посторонними, но блонди ждал ответ:
- Нам известно, что вы получили тяжелые травмы, что с вами был ваш питомец Рики Дарк, который не пострадал, и что вас успели эвакуировать перед основным взрывом.
- Все так, - Ясон задумчиво покачивал бокал, играя темной, густой, как кровь, жидкостью. - Взрывом мне оторвало обе ноги, - голос блонди звучал бесцветно. Как будто он говорил о самых обычных, бытовых вещах. - Рики вынес Гая, попросил Катце позаботиться о нем и вернулся ко мне. Он пришел умирать. Я не ждал подарков от судьбы, Рафаэль. Я блонди, не человек, но в этот раз обстоятельства оказались сильнее меня, и мне пришлось смириться. Рики принес две сигареты со смертью. Черная луна - сильнодействующий яд - последний подарок верного слуги своему господину. Для блонди - просто облачко сизого дыма, для человека - верная смерть. Я не знал, что в сигаретах, а если бы и знал... В такие моменты каждый делает свой выбор сам. Рики его сделал, и изменить что-либо я не мог. Помощь пришла неожиданно, но для него все равно слишком поздно. Когда нас доставили в Эос, его тело было почти мертво. Не пострадал только мозг - особенность действия токсина. Он плохо проникает через гематоэнцефалический барьер. Просто счастливая случайность.
Ясон хотел поставить вино на стол, но передумал и прямо посмотрел в глаза собеседнику:
- Мой пет никогда не состарится, господин Рафаэль. Ему всегда будет девятнадцать, как в тот день, - он залпом осушил бокал, встал и подошел к большому, во всю стену, окну, защищенному непробиваемым стеклом. Стройная высокая фигура на фоне темного проема. Застывшее скульптурное изваяние. Блонди сложил руки на груди, вглядываясь в темноту, то ли пытаясь успокоиться, то ли ожидая, когда в себя придет собеседник. Председатель не мог видеть его лица и был сейчас этому рад. Он чувствовал, что тоже не вполне владеет собой.

 


@темы: АнК стори

URL
Комментарии
2016-11-22 в 17:24 

rosstags
Пришла ко мне как-то в голову мысль... осмотрелась, плюнула и ушла.
babay44, чего же ты так поздно всегда пишешь?)))))
Буду читать завтра)

2016-11-22 в 19:03 

babay44
"Аbove us only sky"
rosstags,
))) Даже не подозревал, что у нас такой временной разрыв. Вечер же только начинается!:pozdr3:

URL
2016-11-22 в 20:57 

LikeIason
Все непростое так просто!
поправить


Он нанес на руки раствор, который используют те, кто не хочет оставлять следов, и который бесследно испаряется через определенное время.
А есть такой на самом деле?!

читать дальше

2016-11-22 в 22:34 

babay44
"Аbove us only sky"
и фото странички из календаря, который вы сделали к Новому Году. ээээээээ?!))
Ну да!)) Теперь стало традицией у них. С вашей легкой руки)). По календарю на каждый год делают.:obida:;-)

Потом Орфею удалось очень удачно подставить Очень, очень занятый блонди!!!
Хе! Вот я знал, что именно вы оцените)).:ura:
Классное письмо Раулю! Но может это не Тафиро писал???? - подумалось мне....:rotate:
Да? А что? Вполне может быть. ))) Ну тогда совсем жестоко:facepalm:
Или? - Или, - легкий кивок подтвердил догадку. - а я что-то не..... и теперь еще больше жду окончание!!! спасибо).
:shuffle:Угу.

URL
2016-11-22 в 22:35 

babay44
"Аbove us only sky"
LikeIason
Спасибо за отловленных насекомых!:)

URL
2016-11-22 в 22:42 

LikeIason
Все непростое так просто!
babay44, но что насчет раствора? правда есть такой?

2016-11-22 в 23:02 

babay44
"Аbove us only sky"
babay44, но что насчет раствора? правда есть такой?
Есть невидимый, который наносят чтобы не оставлять отпечатков. Как искусственная кожа. Токи...он потом не испаряется)). Но у нас все высокотехнологично! :super:

URL
2016-11-22 в 23:11 

LikeIason
Все непростое так просто!
Токи...он потом не испаряется))
Вот)). Я такое и предположила. Но да - мы за НТП!!!))))))))))))

2016-11-23 в 01:53 

z_iren
My secret side I keep (c)
:hlop::inlove:. вауууу.
Это просто праздник какой-то (с)
Полковник любит поиграть в капризную приму.
Ясон роскошный и дипломат, и Блонди и мужчина.:buh:
Интрига с Раулем :shy: чем кончиться жду!!!
Рики...как интересно ;-)
Спасибо! Шикарный подарок получила в дорогу :love2:

2016-11-24 в 12:16 

babay44
"Аbove us only sky"
LikeIason, Но да - мы за НТП!!!))))))))))))
Двумя руками!
z_iren,
Большущее спасибо!
Ясон роскошный и дипломат, и Блонди и мужчина
Ах!:shy:Он такой))).:buh:
Интрига с Раулем :shy: чем кончиться жду!!!
Счастливой дороги и возвращайтесь к нам! ;-)

URL
   

Чудеса случаются

главная